Всем срочно стать выше среднего

Вот теперь реально пришло время беспокоиться:

 

Гиперинфляция в загробном мире:

 

Задача: слить несколько регионов вместе, чтобы получилось идеально симметричное распределение числа соседей.

https://docs.google.com/spreadsheets/d/1QsT39LmEtcR0h0YNOv63jwJKvxJRVCN0e0PLAH8DbG0/edit?usp=sharing

 

Реклама

Проблема рабочего дня

На первой рабочей неделе полезно подумать, сколько рабочих дней впереди в 2018 году. По официальному производственному календарю в России — 247. Это на 3,5-4 дня меньше, чем бывало в начале 2000-ых. Кажется, не так уж и много, но но реально это ж 1,4-1,6%, то есть у здорового долгожителя за жизнь накопится целый дополнительный год выходных (по сравнению с альтернативной реальностью, где этого уменьшения не произошло).

С этим графиком вообще много чего интересного связано. Например, вопрос о том, когда наконец мы как человечество будем работать меньше по времени, как Кейнс, коммунисты-футуристы и все остальные обещали. И будем ли? Явно невооруженным взглядом заметно лишь улучшение условий за счет изменения структуры занятости в пользу всяких постиндустриальных отраслей. Но вот график говорит, что вроде началось, наконец. Просто не в форме снижения длительности, а в форме уменьшения количества.

Цифры говорят, что снижение числа рабочих дней похоже мировая тенденция. Я не очень уверен, потому что проверил данные этого сайта только для России (у нас погрешность не более 1 дня).

Когда смотришь на этот график кажется, что в развитых странах, протестантских и не только, меньше работать не очень хотят: в них в среднем -0,1 дня, против -3 дня в остальных. Но тут не все однозначно, потому что вот, что говорит нам OECD относительно среднего числа рабочих часов на занятого в год:

Типа в среднем на 10 дней меньше стали работать в OECD, а в России как раз наоборот больше. Я думаю, что такое расхождение возможно так как в OECD, наверное, быстрее, чем в остальных странах, развивались альтернативные формы занятости. У нас же по сравнению с 90-ыми рынок труда просто пришел в норму. Тогда последний график не отвечает на вопрос «позволяем ли себе мы как человечество работать меньше, чем раньше?», а скорее иллюстрирует, что более доступна стала работа для тех, кто раньше вообще не мог найти себе места. Это, кстати, подтверждается тем, что по тем же OECD выросла доля рабочей силы в работоспособном населении (15-64 лет), и при этом part-time занятых стало на 3-4 п.п. структуры больше. В России же participation rate тоже вырос, но при снижении доли официальных part-time занятых.

Все, дальше не могу исследовать вопрос — пора на работу. Продолжу на выходных)

P.S. Почему на заглавной фото спящий индус? Потому что в Индии в году на 20 рабочих дней меньше, чем в России. За последние 15 лет их число уменьшилось на 10. Индия даже на мои графики не влезла из за этого.

Asinus Buridani inter duo Dixy

Недалеко от меня по адресу улица Шверника д. 13 располагается магазин Дикси. Этот факт был бы совершенно недостоин внимания, если бы недалеко от него не располагался еще один магазин Дикси. Насколько недалеко? В том же доме, по тому же адресу. Входные двери — на расстоянии от силы 25 метров. Это не какой-то прикол с переездом — все неизменно так уже несколько лет. Попасть из одного в другой нельзя.

Я тут провел микрорасследование с целью выяснить, почему на Шверника такое соседство возможно, а примерно больше нигде нет (или есть еще где-то?). Предлагаю протестить свой здравый смысл, чутьё и может даже какую-то микроэкономику, ответив на 5 вопросов о магазинах, просто зная, что они сосуществуют. Сразу скажу, что перед тем, как наведаться в магазины, я ответил на большую часть неправильно. Как все в реальности обстоит, можно еще ниже почитать.

Что реально, и что думал я:

Я думал так. Больше нигде мы такого не наблюдаем, потому что есть рыночные силы, которые отодвигают магазины одной сети друг от друга. В них по идее примерно один ассортимент и цены, поэтому каждый житель окружающих домов будут ходить лишь в один из них. Если жителей недостаточно, чтобы занять мощности обоих магазинов, то они будут не очень прибыльны, и придет какой-нибудь арендатор с отличающимися товарами, который сможет конкурировать за место, предложив большую арендную плату.

Соответственно, что в этой истории может пойти не так:

1) По какой-то причине разный ассортимент и цены в магазинах одной сети

2) Жителей вокруг так много, что каждый будет ходить в 1 магазин, но все мощности обоих магазинов все равно будут заняты.

Мой здравый смысл подсказал, что первое маловероятно, а второе норм. Я вспомнил, что реально вокруг ДаблДикси метров на 400-500 других продуктовых нет, что очень много для спального района. Скажем на Винокурова и Новой Черемушкинской между продуктовыми в среднем метров 70-100. Эта ситуация относительно устойчива, потому что на Шверника снесли отдельностоящие пластиковые киоски, нежилых домов вокруг больше нет, а первые этажи все почему-то жилые вокруг. Ок, подумал я — подходит объяснение. Правда сомнение было такое, что не может же быть, что такое место в Москве или России, настолько особое, что одно. Конечно Академическая уникальна и прекрасна, но настолько ли? (Ну еще может как Юго-Западная с 3 Макдональдсами на одной площади).

Короче говоря, пришлось конкретно проверить и первую версию. Первое, что бросилось в глаза, когда я в декабре дня три подряд в час пик наведывался в оба магазина — они явно не битком. Чтобы обслужить всех, хватает по 2 кассы. Версия с заполнением сразу затрещала по швам.

Время работы одинаковое?

Нет! Левый: 9-23. Правый: 8-23.

Ассортимент одинаковый?

Нет! Левый меньше по площади, но в отличие от правого, есть крепкий алкоголь. В правом больше выбор незамороженной еды, еще и хозтовары есть. То есть сразу напрашивается идея, что левый только за счет бухла и маржинален.

Цены на товары, продающиеся в обоих магазинах, одинаковые?

Нет! В магазине трезвенника на очень многие товары цены выше, а сотрудники тревожнее относятся к человеку, записывающему их. Чай Kenian Sunrise: +7%. Вода минеральная Эдельвейс: + 30%. Макароны Шебекинские: +33% и т.д.

Склад общий?

Да.

Какой вывод?

Чтобы конкурировать с другими арендаторами, моей шверниковской двойной звезде приходится крутиться вокруг общего торгового центра в пространстве товаров и цен. Левый магазин стягивает алкоголиков района. Правый — мамочек. Некоторые даже вместе пришли, а некоторые вообще одно лицо, поэтому заходят в оба магазина в разных ипостасях. Поэтому они оба могут стабильно сосуществовать.

Неужели так и задумывалось? Наверное, нет. Просто изначально высоко оценили спрос на основе этой темы с малым количеством коммерческих площадей вокруг, а потом поняли, что поток что-то пониже плана, поэтому надо дифференцироваться и захватить спрос не вширь, а вглубь. Типа гибкость.

Почему нигде такого больше нет? Наверное, потому что какие-то сети менее гибки по цене и ассортименту. А у Дикси, наверное, таких кейсов с отсутствием конкурентов в соседних домах не случалось. То есть изначально была уникальная география, потом возможно ошибка планирования, потом танцы с бубном, чтобы ее исправить, и похоже удачные. Редкое стечение обстоятельств.

Чему нас учит эта история?

Если хочешь сэкономить, не покупай еду в магазине, где нет крепкого алкоголя. Если хочешь выпить, выпей. Dixy. Ой, то есть Dixi.

Высокооплачиваемые рациональные голуби отказываются от работы

Концепция рационального индивида в экономике всегда и у всех вызывает внутреннее сопротивление. Функция полезности, бюджетное ограничение, замещение, оптимизация — каждый сам про себя знает, что в таких терминах почти никогда решения не обдумываются и не принимаются. Но на микроэкономике в университете учат, что модель оптимизирующего человека полезна, так как иногда помогает описывать реальность. Мол, не важно как именно принимаются решения, если снаружи выглядит, что это оптимизация. Тут как бы всегда встает следующий вопрос: а много ли примеров, когда действительно решения о потреблении или производстве чего-то снаружи выглядят именно так. Честно говоря, этот вопрос для меня открыт. Но смешно же, что рациональным может называться не рационализируемое (не обдумываемое)!

Далее минутка биологического кретинизма:
Смешно, но если вдуматься, ожидаемо. Микроэкономика уделяет много внимания типовым  жизненным решениям: что и сколько есть, где и сколько работать, насколько ценить будущее по сравнению с настоящим. Настолько типовым, что кажется они возникали в похожих формах не только у людей, но и их далеких предков уже много много раз. И эти решения очевидно как-то влияют на успешность размножения — ну и в общем, получается, что по отношению к этим ситуациям может работать оптимизирующая сила естественного отбора. И в общем она в примерно похожих условиях уже поработала довольно долго и отобрала тех, кто на оптимальное поведение энергии не тратит — ведет себя умно, не тратя энергии на осознание (это ж затратно?). Рациональное не рационализирует, короче говоря.
Конец минутки

Решения о которых идет речь настолько типовые, что их должны принимать не только люди, но и животные вообще. Можно представить и простейшее что-нибудь. Но вот животные, например. Вот статья, которая помимо того, что в тему, еще и иногда словесно угарная, как я люблю: Maximization theory in Behavioral Psychology . В двух словах, в ней описывается возможность построить простые функции полезности на основе выявленных предпочтений крыс и голубей (летающих крыс).

It is an empirical question whether the rat’s leisure interacts with the rat’s income in the same way that a person’s leisure interacts with the person’s income. We have enough information now to give a partial answer to that question: to the extent that we can rely on available data, the income-leisure tradeoff of rats is in many respects similar to that of humans. In addition, to the extent that they differ, the data obtained from rats and pigeons conform more closely to economic theories designed to describe human behaviour than do the data obtained from humans.

По-моему, это очень достойное утверждение. Вот еще, например, оцените эмпирически построенную кривую предложения труда для шести голубей. Они за нажимание на кнопку получали еду. Рост наклона линии соответствует росту заработной платы голубя: количество еды за то же количество нажатий. Загибание обратно — просто как в учебнике. Идея такая, что отдых — это нормальное благо (не инфериорное), поэтому с ростом дохода его хочется больше, как любого другого нормального блага. А в самом начале наклон другой, потому что эффект замещения перевешивает — один юнит отдыха (ненажимания кнопки) заменяется через труд и зарплату на более полезные блага (еда).

Там еще описаны результаты экспериментов по выбору состава потребительской корзины, поведению при введении гарантированного дохода (вроде, модная тема сейчас в человеческой экономике!). К ним тоже любопытные и очень знакомые графики. Хотя я высокого мнения о сознательности животных, готов спорить что вот эти крысы и голуби тоже ничего там в голове не рационализируют про брикетики и питье. Но по отношению к ним в лабораторных условиях, модель рационального индивида отлично работает — можно предсказывать поведение.

Не нужно ли микроэкономике как-то обобщиться? Я считаю, что экономика должна бросать свой антропоцентризм и идти по пути естественных наук. Очень мало экономики пока что не относится к человеку.

Призывая к этому, понимаю, что видимо мой собственный антропоцентризм еще не до конца побежден, раз пробивает на смех от таких фраз:

Humans and foxes may be highly subtle maximizers, but they are maximizers nonetheless.

P.S. Это не в кассу, но выяснилось, что:

  1. Голуби очень теплокровны (до 43 градусов нагревается тело в пределах нормы), а также их разводят на мясо. Еще их больше всего в списке животных, награжденных за боевые заслуги (медаль Дикин).
  2. Есть два фонетически крутых антонимичных  словосочетания: analysis paralysis и extinct by instinct.

Фабрики рабочим, репорты крестьянам!

Самая угарная история предыдущей недели по версии экономических блогов: «Пол Ромер повержен в войне за понятность текста и здравый смысл». Да, этот тот самый Ромер, который учебник по макро, теория эндогенного роста и который уже полгода как главный экономист Всемирного банка.

Этот злодей якобы заставлял исследователей в репортах снизить долю слова  «и» до 2,6%: A spat over language erupts at the World Bank.

И в итоге они взбунтовались, и он теперь не менеджер им больше: World Bank’s Star Economist Is Sidelined in War Over Words.

Сам он тоже высказывается, что мол, дело конечно не в «и»: Romer Slaughters Kittens.

Основной угар конечно в том, что вынесли сор из избы. А всеобщее внимание к такой маленькой теме привлечено, потому что идентичные споры относительно того, как писать тексты возникают в любой организации. Типичное противостояние на почве аудитории: одним хочется с терминами и сокращениями для профессионалов, другие говорят, что надо разжевывать для более широкой публики. Элитарность против общественности. Я так понял, что тема ясности (не только текста, но теорий) вообще красной нитью проходит через деятельность Ромера последних лет, поэтому похоже какой-то конфликт назревал в любом случае. Чего только стоит вот этот публицистический камень в огород многих даже почти по именам перечисленных ребят: The Trouble With Macroeconomics. Не знаю, самодурствовал он как начальник там или нет, но по здравому смыслу в своих собственных текстах, Ромер — красавчик: Clear Writing Produces Clearer Thoughts. Как говорится, топлю за него много лет. C тех пор как Арефьев нам прочел какую-то просто невероятную вводную лекцию про экономический рост по мотивам первой главы учебника (маст рид!) Advanced Macroeconomics. Даже несмотря на то, что это совсем другой Ромер! Подробнее обо всех Ромерах — в следующих сериях.

Смех еще в том, что у нас в министерствах похоже сейчас идет тот же самый процесс. Вот министр экономики, как мне кажется, возвращает макропрогноз народу: Максим Орешкин: прогнозы Минэкономики станут инструментом коммуникации с бизнесом и населением. Сам формат текста не особо пока поменялся, но презентацию выложили довольно дружелюбную, чего я раньше не видел.

А вот идет движение в сторону более широких масс со стороны Минфина. Сравните Основные направления бюджетной политики на 2014-2016 и проект на 2017-2019. Уже и в метро даже не стыдно почитать — язык сильно лучше, картинок много, схем поясняющих. Опять же, упоминаются модели экономического роста. Единственное, я не понял, почему проект есть, а утвержденного нигде не лежит. Неужели как с Ромером получилось?

В любом случае, предлагаю выпить за ясность, лаконичность и за бюджеты государственных внебюджетных фондов!

P.S. Благодаря всей этой теме, узнал классное слово:

Парата́ксис (от греч. παράταξις, parátaxis — «выстраивание рядом») — способ построения сложного предложения. При паратаксисе отсутствуют формальные средства связи (союзы, относительные местоимения и др.), позволяющие установить логическое соотношение простых предложений в составе сложного.

Ворвань Хиггса

Случился локальный non-fiction апокалипсис, который вряд ли будет переплюнут в ближайшее время. Первые два всадника (из пяти):

I. Физик Хуан Мальдасена рассказывает про симметрии в физике, используя экономическую аналогию. Поля — валютные курсы (магнитное — обычные, электромагнитные — двумерные, и т.д). Калибровочная симметрия — отсутствие реальных последствий деноминации. Уравнения Максвелла — условие на обменные курсы, приводящее к тому, что в обменниках всегда есть валюта. И так далее в таком духе вплоть до бозона Хиггса и цен на золото и серебро. Забавно читать, но, к сожалению, аналогия все-таки не дает никакой житейской интуиции для обсуждаемой физики. Подозреваю, что у большинства читателей как и у меня ощущение быстрой потери земли под ногами наступает при переходе к слабому взаимодействию и обсуждению механизму появления массы.


В любом случае, статья очень необычная. Обычно же наоборот физические аналогии к экономическим проблемам применяют, тоже, правда редко когда очень уж удачно получается.

II. Жанр путевого дневника прекрасен всем: в нем сочетаются лаконичность, ощущение открытия, неординарность и развитие персонажа, особое отображение течения времени — когда записываемое уже прожито, но понятно, что буквально только что. Я всем уже плешь проел, рассказывая что необходимо прочитать «Фрам в полярном море» Нансена и «По тропам срединной Азии» Рериха. А вот теперь выясняется, что Артур Конан Дойл в молодости прервал свое врачебное обучение, чтобы на полгода уйти с китобойным судном в Арктику. И там писал дневник, который издали под названием «Опасная работа» вместе с его зарисовками — тоже если не чума, то хотя бы чумка, что за чтение. Интересен он, во-первых, английским юмором — тем самым, который должен восприниматься с серьезным лицом, но внутренней улыбкой. Во-вторых, тем, что в 1880 году (когда произошло плавание) китобойный промысел уже был почти на последнем издыхании, потому что тюлений и китовый жир и ус начали заменять на новые материалы в химии, в инженерном деле, в производстве одежды — и от этого есть особое ощущение пограничности и уходящей культуры. Ну и, кроме того, ворвань.

Играл с матросами в «поймай десятку» на интерес. В последний раз держал в руках карты в Гринхилл-плейс. Видел сегодня, как возле судна кружила нерпа. Это самая маленькая разновидность тюленей. Капитан считает, что бороться с облысением можно, выдирая у кого-нибудь из головы волосы вместе с луковицами, и затем, проделав маленькие отверстия в голове у лысого, пересаживать их туда. Мечтает осуществить эту операцию.

III. Ангус Дитон, «Великий побег. Здоровье, богатство и истоки неравенства». Тот самый мужик, который придумал AIDS (не СПИД, а Almost Ideal Demand System) и получил нобелевку по экономике в прошлом году. Растекается мыслью немного, но пишет о том, как меняется и различается по странам качество жизни. Интересен большой зазор между удовлетворенными жизнью и ощущающими счастье. Занимательно описание того, почему показатель ожидаемой продолжительности жизни вводит в заблуждение относительно того, до скольки лет люди жили в прошлом. Приводит аргументы, против программ контроля рождаемости в бедных странах (мол, не фактор бедности) и программ экономической помощи им же (типа поддерживают плохую госполитику). Выступает за глобализацию, как основной рецепт против бедности.

IV. «Логикомикс». У авторов греческие имена Апостолос и Христос — не уверен, что это не шутка. Рассказ в лекции в комиксе о создании комикса — слоев повествования достаточно. Главный герой — Бертран Рассел, тот самый, который известен парадоксом Рассела. Прекрасная теорема Гёделя о неполноте, а также безнадега и пустота, которую она вызвала в некоторых головах, тоже упоминаются.

— Hey, Gödel — we’re compiling a comprehensive list of fetishes. What turns you on?
— Anything not on your list.
— Uh… hm.

V. Элвин Рот, «Кому что достанется — и почему».